Марат Ахметов, выслушав рассказ о различных кибердисциплинах,  поинтересовался: «А если мы вам закажем мультфильмы, сказки с татарским колоритом, вы сможете это сделать?» Марат Ахметов, выслушав рассказ о различных кибердисциплинах, поинтересовался: «А если мы вам закажем мультфильмы, сказки с татарским колоритом, вы сможете их сделать?»

«А после киберспорта успешный предприниматель получается или как?»

«Это просто какой-то космос, чудо», — обменивались между собой впечатлениями члены комитета Госсовета РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству в коридорах IT-парка им. Рамеева. Очередное заседание комитета было посвящено кадрам для цифровой экономики, и прошло оно сегодня в выездном формате — как раз в новом технопарке. Перед обсуждением повестки дня депутатам провели обстоятельную экскурсию, которую председатель комитета Лутфулла Шафигуллин назвал практической частью заседания комитета. Теории и практики парламентарии действительно получили много. Генеральный директор IT-парка Руслан Власов добрый час водил членов комитета по главным достопримечательностям технопарка, рассказав и о довоенном рояле, запрограммированном на автоматическое проигрывание разных мелодий (правда, программа оказалась санкционной, поэтому нашим Кулибиным пришлось ее немножко взломать), и о 13,5 тыс. тумблеров на стене, переключая которые можно создавать узоры и оставлять послания (и кто-то из депутатов немедленно воспользовался возможностью и выщелкнул фирменную аббревиатуру ГС).

Дольше всего гости пробыли в киберарене, пытаясь понять, как встроить ее возможности в традиционную экономику.

— А если мы вам закажем мультфильмы, сказки с татарским колоритом, вы сможете их сделать? — поинтересовался зампредседателя Госсовета РТ Марат Ахметов, выслушав подробный рассказ об успешных киберспортсменах и различных кибердисциплинах.

— Для IT-парка нет ничего невозможного, — с невозмутимым лицом отреагировала автор проекта Валерия Васильева. И начала была рассказывать о соревнованиях по Dota, как ее снова остановили — мол, есть ли у IT-парка собственные игры? И таковые нашлись, правда, меньшего масштаба. Васильева рассказала, что казанские разработчики создали мини-игры для тренировки когнитивных способностей, а также изобрели шахматы, где игроки должны совершать ход одновременно.

— А после киберспорта успешный предприниматель получается или как? Что они создали в жизни? Как они улучшают мир? — не выдержала в какой-то момент Рузиля Тимергалеева — член комитета и объединения женщин-депутатов «Мэрхэмэт-Милосердие».

Васильева с помощью Власова попыталась объяснить, что игры — это тоже бизнес, что если разработчики создали платформу, то пользователи ей за нее платят, что организаторы турниров по дисциплинам тоже платят разработчикам.

— У нас дети сейчас на английском свободно разговаривают. Потому что они играют в компьютерные игры. Если на татарский язык перевести программы, никуда не денутся, будут разговаривать на татарском. Нужен стратегический подход. Мы все дети коммунизма, и у нас стратегическое мышление развивали солдатики и еще что-то. А сейчас вот это вот, — добавил размышлений Ренат Мистахов.

Было принято решение, что киберарена станет бесплатной для детей мобилизованных. С инициативой выступил Ахметов, ее поддержал Власов. Он рассказал, что киберарена долго работала в тестовом режиме бесплатно и буквально четыре дня назад начали взимать платуФото: gossov.tatarstan.ru

— Вот, Ренат Искандерович, спросите своих топов, во что они в детстве играли! А какое вот это все, — обвела Тимергалеева мерцающие экраны, — поколение топ-менеджеров растит?!

А Васильева продолжала дальше. Она рассказывала, что для старшего поколения компьютерные игры — это профилактика деменции (согласно зарубежным исследованиям, риски снижаются на 26%), что они развивают скорость реакции и работу обоих полушарий сразу, при этом у них нет никаких ограничений, кроме нижнего возрастного. Одновременно автор проекта отбивалась от вопросов, не сажают ли игры зрение у детей. Кто-то из депутатов тем временем изучал игровую консоль.

— Очень недружественная игра, — пришел к выводу он.

— Убиваем чудовищ, значит, мы хорошие, — успокоил его коллега.

Тут же, буквально не отходя от кассы, было принято решение, что киберарена станет бесплатной для детей мобилизованных. С соответствующей инициативой выступил Ахметов, ее горячо поддержал Власов. Он рассказал, что киберарена долго работала в тестовом режиме бесплатно и буквально четыре дня назад начали взимать деньги. «Конечно, для детей мобилизованных мы сделаем киберарену бесплатно — даже обсуждений быть не может», — заверил он, а позже пообещал запускать и различные социальные проекты, как только IT-парк выйдет на самоокупаемость.

«У кого сегодня самое прогрессивное развитие в цифровом масштабе, тот и победит» «У кого сегодня самое прогрессивное развитие в цифровом масштабе, тот и победит»

«Порядка 400 выпускников ищут, куда бы им попасть на практику»

«Конечно, многие вещи вообще непонятны. Надо вникнуть в этот мир, очень долго нужно консультироваться со специалистами, которые глубоко развиваются в этих делах, — оценил увиденное Ахметов по просьбе „БИЗНЕС Online“. — Но, безусловно, это огромная перспектива в том числе для детского развития, здесь все предусмотрено от малых лет до третьего возраста. IT-парк очень востребован, и, имея за плечами 10–15-летний опыт предыдущих технопарков, мы безошибочно будем развиваться». По словам зампреда Госсовета, есть только два варианта: или мы в этом направлении должны быть впереди, или мы отстаем навсегда. «У кого сегодня самое прогрессивное развитие в цифровом масштабе, тот и победит. По прежнему опыту — мы очень сильно зависим от многих западных программных продуктов. А сегодня наши мозги должны работать втрое быстрее, чем в прошлом», — рассуждал он в беседе с журналистами. 

Под впечатлением остались многие. «Новый инновационный технопарк является точкой роста IT-индустрии страны, и вы все, наверное, не остались равнодушными. Я 3 раза приводил своего внука 5,5 года, он очень доволен», — открыл Шафигуллин само заседание. Выступать на нем должен был Власов с презентацией развития IT-парка, но депутаты решили, что они и так только что его целый час слушали во время экскурсии, и сразу передали слово замминистра цифрового развития РТ Рустаму Хидиятуллину. Тот рассказал, что министерство в этом направлении решает сразу три задачи: вовлечение людей в IT-специальности, обучение цифровым навыкам и предоставление работы в IT-сфере. Таким образом, охватывается полный жизненный цикл разработчиков — от детского сада и школы до их предпринимательской деятельности.

Вовлечение начинается еще на дошкольном и школьном этапе. Например, детский технопарк «Кванториум» за последние два года в Челнах, Нижнекамске и Альметьевске обучил более 3 тыс. детей новым направлениям, которые будут востребованы в ближайшие 10–15 лет.

На базе Казанского техникума информационных технологий и связи (КТИТС) работают уже два IT-Cube, скоро запустится и третий — в «Алабуге». Через эту площадку для профориентации в сфере информационных технологий, робототехники и IT-инжиниринга прошли уже больше тысячи детей. «К 12 годам они владеют Python и могут оказывать услуги по созданию и разработке сайтов», — подчеркнул Хидиятуллин.

Более 4 тыс. человек обучила и IT-академия самого IT-парка, а «Уроки цифры» охватили более 200 тыс. школьников в Татарстане — им рассказывали об искусственном интеллекте, виртуальной и дополненной реальности, индустрии 4.0, квантовом компьютере, беспилотниках и т. д. Работают в этом направлении и конкуры. Например новый проект «Дай 5» охватил уже 240 тыс. школьников. «Дети, не имевшие ранее навыков программирования, смогут создать свое приложение, выложить его в магазин и начать зарабатывать первые деньги», — нарисовал Хидиятуллин довольно-таки идиллическую картину.

Андрей Поминов: «Это самый верх, топ квалификации. Выпускать будут не очень много, но это будут действительно высококлассные специалисты. И важно, что на старте каждый заключает соглашение с работодателем» Андрей Поминов: «Это самый верх, топ квалификации. Выпустят не очень много, но это будут действительно высококлассные специалисты. И важно, что на старте каждый заключает соглашение с работодателем»

Высшее образование не отстает: 11 вузов (и 10 их филиалов), а также 24 ссуза в Татарстане обучают по IT-программам. Итого в РТ в прошлом году 4,5 тыс. человек получили дипломы о среднем и высшем образовании в сфере IT, а в планах на этот год довести цифру до 5,2 тысячи. Но выяснилось, что даже с трудоустройством их не так все просто. «Большая просьба оказать содействие в части устройства ребят на практику. На текущий момент порядка 400 выпускников ищут, куда бы им попасть на практику, части удалось устроить на предприятия связи. Но прошу оказать содействие и по другим отраслям, чтобы у них имелась возможность поработать, а работодатели могли приглядеться к ним как к их будущим сотрудникам».

Замглавы минобразования Татарстана Андрей Поминов дал расклад по ситуации с подготовкой кадров еще подробнее, остановившись, к примеру, на передовых инженерных школах. В сфере IT в Татарстане ПИШ появится на базе Иннополиса с крупными индустриальными партнерами. «Это самый верх, топ квалификации. Выпустят не очень много, но это будут действительно высококлассные специалисты. И важно, что на старте каждый заключает соглашение с работодателем», — рассказывал он.

11 вузов (и 10 их филиалов), а также 24 ссуза в Татарстане обучают по ИТ-программам. Итого в Татарстане в прошлом году 4,5 тыс. человек получили дипломы о среднем и высшем образовании в сфере IT, а в планах на этот год довести эту цифру до 5,2 тысяч. Но выяснилось, что  с трудоустройством не все так просто 11 вузов (и 10 их филиалов), а также 24 ссуза в Татарстане обучают по IT-программам. Итого в РТ в прошлом году 4,5 тыс. человек получили дипломы о среднем и высшем образовании в сфере IT, а в планах на этот год довести эту цифру до 5,2 тысячи. Но выяснилось, что  с трудоустройством не все так просто

Сисадминов не хватает, а засилье иностранных слов угрожает даже русскому языку?

Поднимались и другие вопросы. Так, депутат Марат Галеев обратил внимание присутствующих на трудности с программным обеспечением. Хидиятуллин рассказал, что уже выбрана ОС, которая позволит отказаться от Windows, и под них существует достаточное количество офисного и прикладного ПО. «Все министерство цифрового развития перешло на Linux. проблема в том, что не хватает сисадминов, которые могут эффективно и оперативно менять Windows на Linux. На базе техникума связи работа организована, набираются дополнительные группы, меняется методология преподавания, чтобы через 1,5 года техникум мог выпустить специалистов, которые умеют менять ПО. 

«Второй вопрос — машиностроительных предприятий много. Но не ощущается плотного взаимодействия с минцифры, может я ошибаюсь, конечно. Есть ли запрос на цифровизацию технологических процессов? Ощущение, что мы на начальной стадии застряли по сравнению с развитыми странами. Есть ли какая-то программа развития? Какой-то координирующий центр должен быть, его пора создать», — сказал Галеев.

«Степень развития цифровизации на крупных компаниях разная. Кто-то смотрит на IT как на возможность сэкономить, увеличить эффективность, увеличить объем продукции. Некоторые относятся осторожно, считают, что это небезопасно, затраты на персонал и так далее. Но мы в любом случае к этому придем, автоматизация и ИИ начинают внедряться. СИБУР, оценивая качество пенополистирола, отказался от контролеров, поставил системы ИИ», — привел пример Хидиятуллин, констатировав, что в Татарстане примеров цифровых предприятий нет, «только лоскутные решения».

— Мое высказывание может показаться странным. Я убежден, конечно, что за всем этим будущее. Но с учетом активного развития цифровых технологий мы привнесли в наш образ жизни много иностранных слов. С этой цифровизацией мы не то что татарский, мы русский язык не потеряем? Не должны ли мы найти что-либо взамен этих непонятных терминов? — неожиданно задумался председатель комиссии по сохранению языков. 

— Согласен, что очень много заимствований. Можно было бы использовать собственные русские и татарские слова, — поддержал его Поминов. — Когда республика отправляла учиться в СберУниверситет по программе CDTO, я и некоторые мои коллеги там несколько дней вообще не могли понять, о чем идет речь! Попросили сделать нам словарик — выяснилось, что всему этому можно подобрать соответствующее слово. IT— замкнутая среда, в которой пользуются не только терминами, но и сленгом, на котором тяжело обычному обывателю общаться.

— Знаете, еще в чем проблема? — поднялся Хидиятуллин со своего места. — Ритм жизни очень сильно ускорился, длина слов сокращается. Мы все с вами живем в клиповом мышлении, смотрим телеграм-каналы, а не читаем в газетах большие статьи, как раньше. И быстрее сказать CDTO, чем «человек, отвечающий за цифровую трансформацию». 

В свою очередь, Галеев напомнил, что изоляция советского общества до 1990-х годов привела к тому, что рыночная экономика с ее терминологией лавинообразно свалилась на голову, к этому люди оказались не готовы. «Причем англоязычные термины вынуждены были проглотить и англичане, и французы, но для нас это было большей неожиданностью, поэтому мы переживали этот процесс более болезненно. IT — это глобализированные технологии, не признающие национальных языков. Чтобы друг друга понимать, они вынуждены все этому следовать. Если приедешь к нефтяникам — тоже ничего не понятно, главное, что они друг друга понимают», — выступил Галеев примирителем сторон.