Вполне возможно, что Кварацхелия уже провёл свой последний матч за «Рубин» Вполне возможно, что Кварацхелия уже провел свой последний матч за «Рубин» Фото: Андрей Титов

Уйдет летом или останется?

«Бавария», «Ювентус», «Милан», «Аякс», «Наполи» — список европейских топ-клубов, которым СМИ приписывают интерес к полузащитнику «Рубина» Хвиче Кварацхелии, пополняется каждую неделю. Если раньше казанский клуб подчеркивал, что к нему никто не обращался с официальными предложениями, то с приближением трансферного окна отрицать повышенный интерес к нападающему стало уже невозможно. Главный тренер «Рубина» Леонид Слуцкий в недавнем интервью «Матч ТВ» поделился прогнозом: «Я думаю, что он уйдет этим летом». По его мнению, грузинскому таланту лучше попробовать себя в командах второго эшелона какого-либо европейского чемпионата, а не сразу идти в топ-клуб.

Вполне возможно, что Кварацхелия уже провел свой последний матч за «Рубин». В матче 26-го тура чемпионата России с «Уралом» (1:0) он получил травму задней поверхности бедра и досрочно покинул поле. Повреждение вряд ли скажется на футбольной карьере Хвичи, но восстановление займет несколько недель. Аналогичный срок останется и до завершения чемпионата России. Гендиректор казанского клуба Рустем Сайманов свою позицию по Кварацхелии озвучивал ранее в интервью нашему изданию: вечно удерживать грузина в Казани не получится, но в следующем сезоне «Рубин» все же на него рассчитывает.

В преддверии судьбоносного для Хвичи трансферного окна мы узнали, какой он человек и о чем думает. 20-летний игрок живет в Казани все еще на клубной базе, а отвлекается от футбола, только когда включает игровую приставку. Но в Грузии он любит путешествовать с друзьями, играть с ними в мини-футбол, есть эларджи — кукурузную кашу с сыром. А своим любимым игроком, как выяснилось по ходу разговора, он считает Георгия Кинкладзе. Тот тоже родился в Грузии, удостоился внимания европейских клубов («Манчестер Сити» и «Аякс») и играл за «Рубин». Но если Кинкладзе попал в Казань на излете карьеры, то Хвича — в ее начале.

«Если не убили на тренировке, надо вставать»

— Хвича, ты родился в Тбилиси, но провел все детство в Мегрелии. Расскажи про эту часть Грузии и про то, что она для тебя значит.

— Это моя родина. Каждый раз, когда я в Грузии, стараюсь там побывать. Это одно из мест, которое я советую любому, кто бывает в нашей стране. Местность в нашем регионе самая разная: и горы, и равнины. Живут там трудолюбивые люди: они много работают, стараются что-то выращивать, держат фермы.

— Ты ведь мегрел?

— Да, об этом говорит окончание моей фамилии. У мегрелов есть небольшие различия с остальным этносами Грузии, например кухня. У нас есть коронное блюдо — эларджи. Мегрелия — красивейшее место, советую всем там побывать. Вообще, каждый регион в Грузии по-своему красив. Не просто так туристы, когда приезжают в нашу страну, стараются посетить больше мест, потому что тяжело выбрать только одно.

— Первые футбольные шаги ты делал в Тбилиси?

— Когда мне было около пяти, я начал играть в футбол в своем тбилисском дворе. Уходил из дома рано утром, а возвращался поздно вечером. Ближе к 8 годам начал играть в детской команде «Аваза», а в 11 лет оказался в системе тбилисского «Динамо».

— Не было ли страшно переходить в систему одной из ведущих команд в стране?

— Волнения не испытывал, особенно не переживал. Конечно, понимал, что «Динамо» — команда с огромной историей, но переход туда стал исключительно радостным событием.

— В детстве ты играл в футбол со взрослыми?

— Да, но это не профессиональная игра — всё на уровне двора. Но парни играли хорошо. Некоторым из них было по 20 лет. Для меня это хороший жизненный опыт.

«Как происходит болезненный контакт, мы сразу же встаём и продолжаем тренировку» «Как только происходит болезненный контакт, мы сразу же встаем и продолжаем тренировку» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Старшие не лупили по ногам за то, что ты их постоянно обводил?

— Чуть-чуть да (смеется). Было больно, но совсем немного.

— Слуцкий рассказывал, что после твоего падения на первой тренировке начал штрафовать игроков, которые просят медпомощь и после этого тем не менее продолжают занятие.

— После первого случая меня не штрафовали. Но теперь да, такая практика есть. Как только происходит болезненный контакт, мы сразу же встаем и продолжаем тренировку. Если не убили, надо вставать.

— На каких полях приходилось играть в детстве?

— У нас было асфальтированное поле. Потом сделали хорошее с травой. Но, когда там играли старшие, нам не всегда давали выйти, и все равно приходилось играть на асфальте. Из-за этого все колени постоянно были ободранными.

— Какие околофутбольные игры предпочитал в детстве? У нас есть «Три банана» и «300». Есть ли в Грузии что-то подобное?

— У нас есть игра «105». Надо попасть в перекладину или штангу, и это приносит очки. Нужно попасть в каркас, а уже потом забить (идентичные правила с российской игрой «300» — прим. ред.). Еще есть игра «Очко». Надо забить через игру верхом. Пробивать можно только после навеса (идентично с «Тремя бананами» — прим. ред.).

— А зимой во что играли?

— Мы заливали водой снежные горки и катались вниз головой вперед. Конечно, и в футбол играли. Снег, дождь — без разницы. Но в Грузии снег бывает гораздо реже, чем в России.

— Ты оказался во взрослой команде «Динамо» в 15–16 лет. Как проходили первые тренировки с основой?

— Сначала было тяжело. Играть со взрослыми в 15 лет — огромная нагрузка. Но я ко всему привык, потому что нужно приспосабливаться, если хочешь играть в футбол на высоком уровне.

— Там был еще один молодой талант, Зурико Давиташвили, с которым ты играл и в «Рубине». Еще в Грузии подружились?

— Мы вместе с ним с 11 лет. Когда были маленькими, все время играли бок о бок. Если я с ним вместе в составе, то игра идет. Я очень хорошо чувствую его действия на поле — куда он отдаст пас и в каком месте откроется. Он талантище. Считаю, что у него есть все возможности играть в большом клубе.

«Мы вместе с Зурико с 11-ти лет. Когда были маленькие, всё время играли бок о бок. Если я с ним вместе в составе, то игра идёт. Я очень хорошо чувствую его действия на поле: куда он отдаст пас и в каком месте откроется» «Мы вместе с Зурико с 11 лет. Когда были маленькими, все время играли бок о бок. Если я с ним вместе в составе, то игра идет. Я очень хорошо чувствую его действия на поле — куда он отдаст пас и в каком месте откроется» Фото: «БИЗНЕС Online»

— В советские времена «Динамо» считался суперклубом, успешно играл в еврокубках. Что сейчас представляет собой данная команда в сравнении с «Рубином»?

— Инфраструктура у «Рубина» более развита, чем в Тбилиси. Там не хватает хороших полей. При этом у «Динамо» хорошая база. В Грузии есть всего 3–4 команды с подобными условиями, с хорошими аренами.

— Если «Рубин» будет играть с чемпионом Грузии, как закончится данная игра?

— «Рубин» выиграет, конечно. Но в Грузии есть классные команды. «Локомотив» из Тбилиси, к примеру, выбил московское «Динамо» из еврокубков. В Грузии индивидуально очень сильные футболисты, что делает чемпионат хорошим. Мы сейчас идем неплохо, есть прогресс и развитие. Строят стадионы, базы.

— В России футбол принято считать тактическим и оборонительным. А каков он в Грузии?

— Действительно, в «Рубине» и вообще в России совершенно другая тактика игры, больше мыслей об обороне. В Грузии сейчас тоже начинают играть за счет защитных действий. Но, конечно, грузинский менталитет диктует свое, и футболисты берут игру на себя. Индивидуальные действия присутствуют, этого не отнять.

— С точки зрения тактики было ли сложно перестроиться, когда приехал в Россию?

— Было легко, потому что в «Локомотиве» тренером был Юрий Семин. С ним поговорил и сразу же понял, что надо делать. Конечно, тренировался, смотрел за другими игроками «Локомотива» и в итоге научился. Не было такого, чтобы меня на тренировке водили за руку.

— После «Динамо» ты играл в «Рустави». Почему решился на переход из гранда в клуб ниже классом?

— Мамука Джугели, мой агент, «строил» данную команду. Мне сказали, что там больше перспектив, больше игрового времени. Для меня тогда было важнейшим фактором игровое время. Решил, что лучше там играть, чем тренироваться в «Динамо».

— Что собой представляет Рустави?

— Это небольшой город в 40 минутах езды от Тбилиси.

— И каково было переехать туда после большого города?

— Мы тренировались в Тбилиси и все домашние игры тоже проводили в столице, потому что у «Рустави» в этот момент строился стадион. Болельщики приезжали на каждую игру, не было проблем.

— Как вообще с болельщиками в Грузии обстоят дела?

— Немногие ходят на футбол, но их очень хорошо слышно. Есть команды, игры которых посещают массово, например «Динамо». У него очень хорошие фанаты. «Торпедо» из Кутаиси тоже сильно поддерживают.

«В Грузии сейчас тоже начинают играть за счёт защитных действий. Но, конечно, грузинский менталитет диктует своё, и футболисты берут игру на себя» «В Грузии сейчас тоже начинают играть за счет защитных действий. Но, конечно, грузинский менталитет диктует свое, и футболисты берут игру на себя» Фото: Андрей Титов

«Мне говорили, что самые-самые — это Месси и Роналду, но я думал, что мой папа играл лучше»

— Твой отец — Бадри Кварацхелия — бывший футболист. Он стал твоим первым тренером?

— Конечно, но никогда не происходило такого, чтобы он заставлял меня заниматься. Не выгонял меня на поле, каждый раз — только по моему желанию. Мой папа во время своей карьеры забил много голов, выступая на чемпионате Азербайджана. Даже играл за сборную Азербайджана.

— У него была длинная футбольная карьера. Что ты об этом помнишь?

— Ничего не помню, был слишком мал тогда. Но у нас есть записи его матчей, я их смотрел. Знаете, мне маленькому говорили, что самые-самые — это Месси и Роналду, но я думал, что мой папа играл лучше, чем они.

— Почему ваш отец выбрал сборную Азербайджана?

— Мне тяжело ответить на этот вопрос, потому что мы не затрагивали данную тему, совсем о таком не разговаривали. Но мой отец действительно много времени провел, играя на чемпионате Азербайджана. Думаю, это был его выбор. Даже не знаю, как в то время к этому отнеслись в Грузии.

— Но теперь он живет в Грузии. Чем сейчас занимается?

— Два года назад закончил тренерскую деятельность по своему желанию. Отчасти это связано с проблемами со здоровьем. Лучше, если он будет сидеть дома и смотреть за моей игрой. 

«Сейчас я говорю на русском больше, чем раньше» «Сейчас я говорю на русском больше, чем раньше» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Люблю чак-чак. Это вкусно»

— С приходом Слуцкого в «Рубин» из команды уш